Как я покоряла... Святой Нос

Как я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой НосКак я покоряла... Святой Нос
Если друг оказался вдруг… одноклассником, приехавшим в отпуск из Китая, то не ты его, а он тебя тянет покорять Эве. ой, полуостров Святой Нос.
К слову, название «нос» у русских путешественников ХVII – XVIII веков имело значение «мыс». Бурятское название полуострова «Хилмэн-Хушун» означает «морда осетра».
Много ли я ходила в походы, знала ли я на что иду. Ответ будет, как вы уже догадались, негативным. Сборы были краткими, хаотичными и мы покатили по баргузинскому тракту навстречу дыму костра, Байкалу и покорению моей первой вершины в жизни.
Еще тысячу лет назад Святой Нос был самостоятельным островом, пока байкальские шторма и реки не нанесли песка и ила, надежно соединив его с материком. Теперь это самый крупный полуостров на Байкале, возвышающийся над уровнем моря на 1800 метров на охраняемой территории Забайкальского национального парка, отвечающего всем рекомендациям ЮНЕСКО. Эту высоту мы и запланировали покорить с помощью проводника, учителя физкультуры и ОБЖ в местной Усть-Баргузинской школе. Но из-за нашего опоздания в полтора дня, его радостные услуги были перехвачены другими нуждающимися. Зато он нас снабдил топором, чайником и миллионом советов. Отличный такой дядька, любящий свой край и безмерно делящийся красотой Баргузинских просторов.
Ночь мы решили провести на песчаной косе Баргузинского залива, и утром следующего дня тронулись в путь. Я даже не знала протяженности, уровня сложности и вообще, мои знания о предстоящем походе стремились к нолю. В самом начале тропы всех встречал советских времен информационный стенд, на котором кто-то накарябал очень вдохновляющие фразы: «Ж..а полная, не ходите туда». Кто был – тот знает, что это правда) сначала тропа идет в густом лесу, постепенно поднимаясь ввысь по каменной реке, и теперь уже карабкается по склону самой горы, порой доходя до наклона в 35 градусов, что пришлось буквально ползти, цепляясь за камни и ветки. Навстречу нам спускались люди, и я ощущала себя где-то заграницей, здороваясь и приободряя друг друга, слыша в говоре разные акценты. Обычно все доходят через 3 часа подъема до первой смотровой площадки с деревянным крестом на высоте около 1300 метров, перекусывают, фотографируются и идут обратно. Все, но не мы. Как потом оказалось, это была одна треть пути до самой вершины горы Маркова, нам предстояло забираться по каменным кручам еще 4 часа. Я кстати так и не поняла, зачем был установлен крест, но не суть. Микроскопический пятачок площадки вместил нас троих и еще группу уже немолодых туристов откуда-то из Воронежа. Это очень круто, что к нам приезжает так много людей со всей России и из-за рубежа. Дальше мы пошли по самому горному хребту, как хоббиты во Властелине колец. Камни срывались из-под ног, с грохотом уносясь далеко вниз. Я старалась не смотреть по сторонам, ибо внезапно обнаружила боязнь высоты и из-за этого не могла вдоволь насладиться красотой. А она была завораживающая. Да. Суровая красота гор и манящие синие дали байкальских вод. И мы шли всё вверх и вверх, равняясь уже с облаками.
Мы взяли с собой около трех литров воды и нам этого хватило до вершины, где, по словам проводника, был источник. Те, кто ходили в горы, наверное, помнят это ощущение, когда уже силы практически на исходе, а ты поднимаешь голову и думаешь, что этот пик и всё, ты на вершине, но за этим пиком открывается следующий и следующий. В какой-то момент мы даже думали возвращаться обратно, но поняли, что просто не успеем до захода солнца и, взяв себя в руки, мы-таки добрались. Вершина – это пологое плато и как бы сказали биологи, зона высокогорной тундры. Стелящиеся по земле и в прямом смысле ползущие кедры, брусника, голубика, покрытые мхом камни и внезапное болото на высоте 1877 метров. Было какое-то нереальное ощущение находиться там, вслушиваясь в тишину, которая гасила все звуки. Мы разбили палатку, а в 12 ночи наше уединение нарушили трое сумасбродных парней, рискнувших идти по тропе в темноте. Утром мы решили идти дальше, переходя от знака к знаку, но в какой-то момент они просто закончились. Вот так. Видимо тем, кто маркировал тропу, просто надоело и они бросили. Типа пусть сами ищут, коль забрались так высоко.
Обратная дорога хоть и быстрее, но была намного опаснее. Я бы рекомендовала вам быть крайне осторожными и правильно рассчитать силы, иначе это может закончиться плачевно. Спустились мы уже на практически негнущихся подкашивающихся ногах и тут же побежали окунаться в Байкал.
Итак, 7 часов подъема, 24 километра тропы в одну сторону, 35 градусов наклона, 1877 метров над уровнем моря, слезы по дороге, три дня ноющих мышц и неописуемая красота вокруг. Просто неописуемая. Когда ты стоишь на краю и видишь облака под тобой, море в просвете и тебя охватывает такое безграничное ощущение свободы и красоты. В таких местах ты познаешь себя.



Опубликовать на моей странице